Preview

Монголоведение

Расширенный поиск

Журнал  «Монголоведение» — востоковедное издание историко-филологического направления. На страницах журнала освещаются вопросы истории, языка, фольклора и литературы монголоязычных народов, которые в основном проживают в Монголии, Китае и России. Публикуются материалы российских и зарубежных монголоведов: статьи, сообщения, комментированные переводы письменных памятников, устные нарративы с комментариями, рецензии, обзоры. Тематика журнала «Монголоведение»  история, этнология и антропология, источниковедение, языкознание, фольклористика, литературоведение.
Главная цель издания журнала — способствовать развитию академического монголоведения, имеющего более чем двухсотлетнюю историю, располагающего огромной источниковой базой и являющегося одним из важных и традиционных направлений востоковедения, а также развивать традиции, заложенные в российской монголоведной научной школе, и применять новые методы и приемы в исследовании актуальных проблем и вопросов монголоведения.
Журнал публикует статьи на русском, монгольском, калмыцком и английском языках.
Выходит 4 раза в год.
Зарегистрирован в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования), включен в перечень рецензируемых изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук.

Журнал основан в 2002 г. ФГБУН «Калмыцкий научный центр Российской академии наук» (ранее — Калмыцкий институт гуманитарных исследований РАН).

Варианты названий: "Монгол судлал", "Mongolian Studies".

Текущий выпуск

Том 12, № 3 (2020)
Скачать выпуск PDF

ИСТОРИЯ

349-369 73
Аннотация

Введение. Ойраты — западные монголы, потомки которых ныне проживают в Монголии, КНР, России, Кыргызстане. В 1648 г. Зая-пандита из ойрат­ского племени хошуд создал «ясное письмо» (ойр. todo bičiq), сегодня также известное как ойратское письмо, которое предполагалось использовать как преобразованную письменность для всех монголов, но оно прижилось только у западных монголов. ХХ век стал свидетелем введения новых стандартов письменности для ойратских по происхождению групп в Китае и Монголии и родственных им калмыков в СССР (России). Тремя самыми влиятельными калмыцкими учеными, которые работали над реформой письменного языка и были учителями и исследователями в Ташкенте, Синьцзяне и Западной Монголии в 1920-х и 1930-х гг., были Аксен Сусеев, Иджил Чурюм и Церен-Дорджи Номинханов. Цель. Целью данного исследования является изучение связей между этнической идентичностью и письменным языком в условиях глобальных политических потрясений. Особое внимание уделяется изменениям в ойратском письменном языке в мультиэтничном регионе в Синьцзяне в сравнении с калмыцким письменным языком в России, а также с ойратским языком в Монголии в течение последних 100 лет. Материалы. В данном исследовании анализируются школьные учебники, словари, грамматики и другие печатные материалы XX–XXI вв. на западно-монгольской ойратской письменности, собранные в Синьцзяне с 1986 г. Результаты. С 1940-х гг. ойраты в Синьцзяне продолжили развивать реформы письменного языка, изначально инициированные в Калмыкии калмыцкими учеными с 1915 до 1938 гг., но они так и не были продолжены с 1943 г. из-за политических условий, результатом которых стала депортация калмыков в Сибирь. После возвращения калмыков в Калмыкию с 1957–1958 гг. старые традиции были утрачены и развитие письменного языка заключалось исключительно в использовании усовершенствованного алфавита кириллицы. Общество, которое основывалось на общей письменности калмыков и ойратов в Китае, России (Калмыкии) и Западной Монголии, развалилось, после чего эти языковые группы пошли каждая своим путем. Например, орфография и грамматика ойратского письменного языка в исправленном тодо бичиг в Синьцзяне еще не стандартизованы до настоящего времени. Ойра­ты в Монголии, так же как и ойраты в Кыргызстане, больше не имеют своего письменного языка, на котором они могли бы выразить себя письменно. Еще один пробел — это учебник современного калмыцкого и современного синьцзян-ойратского языка для западных студентов и ученых, хотя в некоторых институтах и у некоторых ученых сохранились архивы на ойратском языке. Так, например, в Геттингенской государственной университетской библиотеке хранится хорошая коллекция калмыцко-ойратской и монгольской литературы. Тем не менее, остается много вопросов, которые необходимо решить.

370-383 62
Аннотация

Введение. В XX в. в Монголии выдвинулась плеяда партийных и государственных деятелей, жизнь и карьера которых сложилась по-разному. Среди них обращает на себя внимание группа партийных функционеров, которые пришли в политику с хорошим образованием из буддийских монастырей, со знанием языков. В этом ряду выделяется буддийский священнослужитель Д. Лувсаншарав (1900–1941 гг.) с 20-летним стажем пребывания в Мурэнском монастыре. Неизвестно, какое образование и специализацию получил (и получил ли?) в одном из крупных монастырей Монголии, но, по свидетельству его партийных соратников и его собственному признанию, считался специалистом по ламскому вопросу. После учебы в Москве в Коммунистическом университете трудящихся Востока (1928–1929 гг.) началось его постепенное восхождение на партийный олимп. Вершиной деятельности Лувсаншарава стала работа в ламской комиссии, главной целью которой была обозначена ликвидация реакционного ламства (а по сути буддийских священнослужителей как сословия), и участие в составе особой полномочной комиссии (так называемой «тройки»), результатом деятельности которой стали невосполнимые потери сотни и тысяч людей, частичная утрата материальных ценностей и традиционной культуры. Цель статьи ― раскрыть по возможности роль бывшего ламы на партийном поприще, понять мотивы такой трансформации. Материалы. В статье использованы материалы из Центрального архива ФСБ России, сборника «Монголия в документах Коминтерна» (ч. I, II). Результаты. После национально-демократической революции 1921 г. в Монголии остро встал вопрос кадров, начались поиски «пригодных к административной, хозяйственной и военной работе» не только из среды простых аратов, но и ламства и монгольской знати, которые привели к руководству страной людей с разными способностями и восприятием мира. Среди такой публики выдвинулся Д. Лувсаншарав. Судя по архивным документам, Д. Лувсаншарав являлся личностью очень неоднозначной и противоречивой. Сподвижники по партии, сотрудники секретариата Восточного Исполнительного комитета Коммунистического интернационала, однозначно характеризовали его как честолюбивого, не отличающегося твердостью и выдержкой, недостаточно деловитого, нерешительного, человеком «второго плана». Тем не менее, бывший буддийский священнослужитель стал одним из партийных руководителей. Причины столь разительной перемены в жизни и карьере Д. Лувсаншарава, видимо, кроются в его характере, нереализованности на поприще религии, возможно, неудовлетворенности занимаемым местом в структуре крупного монгольского монастыря. Вполне вероятно, что толчком к уходу из монастыря послужили какие-то психологические моменты. Нельзя исключать и резкую смену идеологии, соответственно, и мировоззрения (когда во главу угла часть людей ставила личную выгоду и карьеризм) в этот непростой, даже жесткий период в истории страны.

384-397 62
Аннотация

Исследование посвящено рассмотрению репрессий против комсомольской организации Калмыкии в конце 1930-х гг. На основе архивных материалов Калмыцкой АССР исследован весьма сложный период в развитии областной организации ВЛКСМ, в частности политические репрессии. С  момента основания комсомольские организации на регулярной основе подвергались чисткам. Официально эти меры преподносились как необходимые для улучшения состава, укрепления рядов, повышения активности в строительстве нового общества. Материалы IV Пленума ЦК ВЛКСМ и XIV Калмыцкой областной конференции ВЛКСМ показали, что репрессиям подверглись непосредственно руководство и актив комсомола. Цель статьи ― проанализировать процесс репрессий против актива и руководства комсомолом в Калмыкии в 1937 г. Материалы и методы. Источниковую базу исследования составили как неопубликованные документы из Национального архива Республики Калмыкия (фонд П-22 ― архив Калмыцкого обкома ВЛКСМ), так и опубликованные материалы по данной теме. В работе использовались исторические методы: хронологический и проблемно-хронологический, которые позволили выделить особенности репрессивной политики в отношении комсомольцев Калмыкии. Результаты и выводы. Политические репрессии в Калмыкии по отношению к комсомольцам в 1930-е  гг. были непосредственно связаны с репрессиями партийно-государственной и хозяйственной номенклатуры автономии. Признав свое «участие в буржуазно-националистической организации», члены Калмыцкого обкома ВКП(б) и обкома ВЛКСМ положили начало массовым чисткам в своих рядах.

398-413 52
Аннотация

Введение. Период перестройки — время активного реформирования всех сфер советского государства и общества, что нашло отражение и в изменениях административно-территориального устройства страны и ее регионов. Цель данной статьи ― на примере Калмыкии исследовать преобразования в административно-территориальной сфере республики в 1990–1991 гг., обусловленные политической демократизацией в СССР и РСФСР, реабилитацией репрессированных народов, экономическими реформами в период перестройки. Данный процесс исследуется с двух направлений: преобразование рабочих поселков городского типа в сельские поселения и переименование населенных пунктов с возвращением исторических названий. Материалы и методы. Использованы официальные (опубликованные и архивные неопубликованные) документы органов государственной власти республики и РСФСР по вопросам административно-территориальных преобразований, данные статистики, научные работы отечественных исследователей по географии населения России и топонимии Калмыкии. Результаты. Рассмотрено административно-территориальное устройство Калмыкии на начало 1990-х гг. в части изменения статуса населенных пунктов такой категории, как рабочие поселки, причины, обусловившие их перевод обратно в сельские поселения. Далее приведены примеры переименования населенных пунктов и образования новых сельских советов в Калмыкии в 1990–1991 гг. Выводы. С начала ­1990-х гг. в Калмыкии, как и по всей России, начался процесс административной рурализации, который выразился в переводе поселков городского типа в сельские населенные пункты, что было обусловлено социально-экономическими причинами. Еще одним направлением административно-территориальных преобразований явилось активное возвращение исторических наименований ряду населенных пунктов, что объясняется деидеологизацией советского общества, а также этнокультурными факторами.

414-429 54
Аннотация

Введение. В странах, где буддизм получил распространение, особо известна деятельность высоких буддийских учителей, благодаря которым учение Будды получило дальнейшее развитие. Среди них наиболее известными являются Далай-лама и Панчен-лама. В Монголии со времени широкого распространения буддизма самым известным буддийским ламой является Богдо-гэгэн. К настоящему времени насчитывается девять перерождений Богдо-гэгэна, который внес неоценимый вклад в развитие буддизма в Монголии. Цель данной статьи ― проанализировать события истории визитов IX Богдо-гэгэна Джебцзун-дамба-хутухты к калмыкам Поволжья, которые являются частью монгольского мира, а также дарованного им учения. Результаты. В статье освещаются основные события биографии Богдо-гэгэна. Приводятся сведения о шести визитах IX Богдо-гэгэна в Калмыкию в конце 1990-х — начале 2000-х гг. Отмечается, что в организации визитов в Калмыкию IX Богдо-гэгэна большая работа была проведена руководством Республики Калмыкия и шаджин-ламой Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. Визиты IX Богдо-гэгэна в Калмыкию оказали большое влияние на развитие буддизма в республике.

ЭТНОЛОГИЯ И АНТРОПОЛОГИЯ

430-445 62
Аннотация

Введение. Мобильность, а в меньшей степени неподвижность, всегда были в центре внимания социокультурного анализа монгольских обществ, учитывая их кочевой образ жизни и взаимосвязанность различных сообществ, разбросанных по всей Евразии, особенно в период апогея Монгольской империи в XIII и XIV вв. Но каковы конкретные проявления и пределы мобильности, как мы можем их измерить? Цель. В статье кратко рассмотрены некоторые хорошо и, возможно, менее известные темы средневекового монгольского мира, обычно связанные с мобильностью в более широком смысле. Результаты. Освещены эпистемологические основания трансфера культуры и международной торговли. В первой части работы диалектика мобильности обсуждается как социокультурная мобильность, например создание карьеры, лояльность, интеграция посредством различий, модели инклюзивной этнической принадлежности и исключительного происхождения («принцип Чингизидов»), изобретение генеалогий, брачные союзы и религиозная терпимость (до исламизации). Во второй части рассматривается пространственная мобильность, особенно с точки зрения дани и военной службы, передачи культуры и идей путешествий, управления перемещениями и перемещением населения, потоков товаров и людей.

446-454 65
Аннотация

Введение. В культурной традиции монгольских народов существуют обычаи сакрализации определенных частей костей животных и связанные с ними обрядовые действия и запреты. Особо выделяется в этой традиции древний обряд сказывания и гадания на бараньей лопатке. Цель статьи — осветить традицию гадания на бараньей лопатке, бытующую среди баянгольских монголов (ойратов) СУАР КНР. Результаты. Лопатка как важная и сакральная часть тела упоминается во многих устных и письменных произведениях ойратских народов, в том числе и в древнейшем письменном памятнике «Сокровенное сказание монголов» и эпосе «Джангар». В пищевой культуре ойратов существует особая традиция подношения бараньей лопатки определенным по возрасту и социальному положению членам семьи и рода. В тексте благопожелания, которое произносится после поедания лопаточного мяса и обязательного надламывания лопаточной кости, а также в тексте сказывания и гадания на бараньей лопатке присутствуют определенные общие трафаретные формулы, имеющие глубокое символическое значение. В статье рассмотрены существующие в традиции ойратов Баянгол-Монгольского автономного округа СУАР КНР обряды, связанные со сказыванием и гаданием на бараньей лопатке, а также символический смысл текста сказывания и благопожелания.

455-467 51
Аннотация

Введение. Статья посвящена изучению некоторых источников, отражающих отдельные аспекты духовной культуры олетов Хулун-Буира (КНР). Исследование актуально, поскольку численность этнической группы очень мала и имеет тенденцию к дальнейшему сокращению. Целью работы является выявление и изучение источников на старомонгольской письменности и монгольском языке (на кириллице), содержащих данные по фольклору, религии, образованию олетов Хулун-Буира. Результаты. В ходе изучения выяснено, что духовная культура этнической группы продолжает сохранять многие особенности, присущие ойратской культуре. Об этом, в частности, свидетельствуют народные песни «Алтай Хангай», песни и сказания об ойратском предводителе Галдан Бошогту-хане. Отмечены в работе скотоводческие заговоры, шаманские призывания, легенды о борьбе шаманов и лам. Приведены сведения о развитии буддизма, основании буддийских монастырей. Прослежено развитие школьного образования олетов Хулун-Буира, начиная с основания домашних школ в юртах в конце XIX в. Изучены этапы научного и художественного творчества представителя олетской интеллигенции Ц. Хада; современные стихотворения некоторых олетских краеведов о супруге Галдан Бошогту-хана — Ану-хатун, о школе. Изучение олетских пословиц показывает принадлежность некоторых из них к общемонгольскому фонду. Отдельные пословицы имеют аналогии у бурят и баргутов. Выяснено, что у олетов Хулун-Буира до недавнего времени были сказители, исполняющие «Джангар». Выводы. Олеты Хулун-Буира имеют богатую духовную культуру, некоторые элементы которой восходят к общеойратскому культурному наследию. В то же время духовная культура этнической группы имеет свои локальные особенности, появившиеся за время длительного проживания в Хулун-Буире.

468-480 44
Аннотация

Цель статьи ― осветить основные итоги этнографических исследований в Монголии. Основой для этнографических исследований Монголии явилось появление профессиональных ученых в конце 1950-х гг., развитие исследовательских методологий и формирование главных направлений в исследованиях. С середины 1960-х гг. возобладал новый подход к этнографическим исследованиям, и началось исследование эволюции традиционной кочевой скотоводческой культуры в Монголии. Можно отметить, что в этот период появляются работы по культурной антропологии. При этом кочевая культура и обычаи того времени были описаны формально, с выделением исторического периода. Анализ работ этого периода показывает: методология исследования основывалась на том, что реальность жизни основана на исходном материале и остается этнокультурным фактом, который никогда не теряет своей ценности. В течение последующих десятилетий основным направлением монгольских этнографических исследований являлись, во-первых, изучение образа жизни монгольских этнических групп, а во-вторых, выявление причин культурных и этнических изменений. Активно проводились систематические этнографические исследования по таким вопросам, как животноводство, кочевые обычаи, поселения и жилища, пища, молочные продукты, одежда, семья и брак, религия, ремесла и фольклор. Результаты. В настоящее время можно отметить, что происходит развитие теоретических исследований, основанных на достигнутых ранее научных результатах. Полевые методы исследования этнографии, социальной и культурной антропологии становятся все более сложными, а область изучения культурного наследия монгольского народа приобретает все большее значение.

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

481-496 48
Аннотация

Данное исследование является продолжением работ, в которых апробируются материалы Толкового словаря языка калмыцкого героического эпоса «Джангар». Цель работы состоит в рассмотрении роли и функции, а также в дефиниционном анализе лексемы цаг ‘время’, включенной в словник Толкового словаря. Материалом исследования послужили 28 текстов разновременных записей калмыцкого героического эпоса «Джангар». Результаты. Анализ лексемы цаг на материале эпических текстов дает основание называть ее ядерной лексемой или гиперонимом темпоральной лексики «Джангара». Лексема цаг является наиболее частотной из темпоральных лексем, зафиксированных в текстах эпоса «Джангар». В эпических текстах выявлено одиннадцать значений заголовочного слова цаг для Толкового словаря эпоса, которые в основном функционируют в устойчивых сочетаниях, в том числе и с другими темпоральными лексемами. Слово цаг обладает обширной сочетаемостью с лексемами, относящимися к различным частям речи и в составе устойчивых сочетаний приобретающими разные значения. В эпосе лексема цаг встречается в устойчивых сочетаниях арзин сүүр бәрх цаг ‘время пира’; дәәни цаг ‘время военное’, которые являются лингвокультурными концептами. Зафиксированы устойчивые сочетания лексемы цаг с другими элементами микрополей обозначения времени: природное время (зун ‘лето’, намр ‘осень’); календарное время (сар ‘месяц’, җил ‘год’); суточное время (хонг ‘сутки’, өрүн ‘утро’, сө ‘ночь’, үд ‘полдень’). Лексема цаг употребляется в устойчивых сочетаниях с темпоральными наречиями, обозначающими: продолжительность действия или процесса (оньдин ‘постоянно, всегда’); давность действия (кезәнә ‘давно, в давнюю пору’); определенный период времени (маңһдур ‘завтра’). Чаще всего лексема цаг в текстах эпоса сочетается с глаголами движения, состояния, действия.

497-508 46
Аннотация

Введение. Антропонимы представляют собой богатый материал по истории языка и культуре этноса. Актуальным остается исторический аспект антропонимии, способствующий воссозданию более полной картины антропонимической системы этноязыковой общности. Цель статьи — рассмотреть антропонимикон писем хана Аюки в сравнении с синхроническим русским переводом. Сопоставление калмыцких и русских текстов, выполненных синхронно, позволит проследить традиции именования людей в разных этнокультурных обществах, выявить материалы для калмыцкого именника XVIII в. Методы и материалы. Источником материала для статьи послужили письма калмыцкого хана Аюки за 1714 г. и русские синхронные переводы этих писем (все переводы также относятся к 1714 г.), хранящиеся в Национальном архиве Республики Калмыкия. Личные имена, рассматриваемые в статье, выявлены в текстах методом сплошной выборки. Основными методами исследования являются описательный, метод контекстуального анализа, сравнительно-сопоставительный метод. В анализируемом материале встречаются не только калмыцкие антропонимы, но и заимствованные из других языков, освоение которых было необходимостью и результатом общественно-политических взаимоотношений разных народов и государств. Наряду с русскими, имеются антропонимы казахские, татарские, хивинские, туркменские и др. В рамках статьи рассмотрен калмыцкий антропонимикон эпистолярных текстов. Выводы. Антропонимикон каждого этноса в каждую эпоху имеет свои особенности. В этой связи материал, содержащийся в деловой переписке хана Аюки, позволяет восстановить часть реестра калмыцких личных имен первой четверти XVIII в. Для восстановления именника в диахронии важны как оригиналы текстов, так и их переводы на русский язык, поскольку списки антропонимов оригинальных и переводных текстов дополняют друг друга и могут указывать на регулярность, воспроизводимость личных имен.

509-520 46
Аннотация

Введение. В работе поднимаются проблемы семантики и функционирования ассистива в бурятском языке. Ассистив как одно из частных значений каузативных конструкций находит свое выражение в разных языках мира. Основной целью исследования является рассмотрение отличительных свойств функционирования ассистивности как частного значения каузативности в бурятском языке. Новизна работы заключается в том, что данная проблема в бурятском языке не изучалась. Материалом исследования послужили примеры из разговорной речи и художественных произведений, размещенных в Электронном корпусе бурятского языка (ЭКБЯ). Использованы методы контекстного и дистрибутивного анализа. Результаты. Ассистив в бурятском языке был выделен нами в соответствии с континуальной шкалой семантических типов каузации, в которой существует три значения социативной каузации: совместное действие, ассистив и надзор. В работе отмечается, что ассистив в бурятском языке меняет не только актантную структуру, но и событийно-ролевую структуру каузативной конструкции. Исследование показало, что особенностью ролевой структуры ассистива является то, что место каузатора занимает помощник, а каузатор здесь получает роль дополнения. Рассмотрены особенности конструкций с семантикой ассистива. Выявлено, что ассистивность в исследуемом языке реализуется как в монопредикативных, так и полипредикативных конструкциях. Монопредикативные конструкции предполагают в качестве предикатов глаголы с аффиксом -лса, который представляется нам полифункциональным в бурятском языке и может выражать значение социативной каузации. Полипредикативные конструкции, как показало исследование, выражаются в основном при помощи матричного предиката туhалха и предикатных актантов в форме причастия будущего времени в дательном или винительном падеже.

521-528 50
Аннотация

Введение. Казахи — тюркоязычный этнос, составляющий основное население современной Республики Казахстан. Проживают они также в смежных с Казахстаном районах Китая, России, Узбекистана, Монголии и в Турции. Казахи как этнос известны по древним письменным источникам под разными названиями, в том числе и по самоназванию ‘қазақ’. Существуют несколько точек зрения на происхождение этого этнонима. По основной версии, он означает «свободный, вольный, независимый человек». Цель данной статьи — рассмотреть варианты произношения этнонима ‘қазақ’ на языках граничащих с Казахстаном стран — монгольском, китайском и русском. Результаты. Данный этноним имеет в монгольском языке два варианта произношения — ‘хасаг’ и ‘казак’. Первый из них ‘хасаг’ представляет собой традиционную монгольскую форму произношения этнонима ‘қазақ’, которым монголы с древних времен называли казахов. В монгольском языке все слова, начинающиеся на ‘қа’ обретают форму ‘ха’. Вследствие этого тюркское ‘қазақ’ в монгольском языке обрело форму ‘хасаг’. Второй вариант произношения ‘казак’ был заимствован монголами во второй половине XX в. из русского языка и является неологизмом. В китайском языке общепринятое произношение этнонима ‘қазақ’ — ‘hasake’ аналогично тому, как китайцы произносят другие этнонимы: монгол — ‘menggu’, русский — ‘eluosi’, ойрат — ‘weilate’, ‘elute’. В русском языке вплоть до начала XX в. казахов называли ‘киргиз-кайсаками’ или ‘киргизами’. Затем было принято наименование ‘казак’, которое вскоре стали произносить и писать как ‘казах’.

ФОЛЬКЛОРИСТИКА

529-566 51
Аннотация

Введение. Ойраты Китая, Монголии и калмыки России являются родственными народами, проживающими на территории трех стран. Ойраты Китая в основном проживают в Синьцзяне, Кукуноре, Ганьсу, Внутренней Монголии и Хармурене. В Монголии традиционные кочевья ойратов расположены в западных аймаках — Убсунурском, Кобдоском, Баян-Ульгийском, Завханском и Хубсугульском. Калмыки России проживают на территории Республики Калмыкия, а также в Астраханской области. Небольшие группы ойратов и калмыков есть в Кыргызстане, Европе и Америке. Несмотря на то, что уже на протяжении достаточно большого исторического времени ойраты и калмыки живут в разных странах и разных культурно-экономических условиях, они продолжают сохранять общую и богатую устно-поэтическую традицию, важной частью которой являются народные песни. Запись и сбор образцов ойратских и калмыцких народных песен в России и Европе начались 260 лет назад. Ойратские и калмыцкие народные песни по форме делятся на протяжные и короткие: первые исполняются в официальных случаях, таких как ритуалы, фестивали и праздники, а вторые — в обыденной жизни, в основном молодым поколением. Цель статьи — дать обзор истории собирания, изучения и публикации ойратских и калмыцких народных песен. Результаты. В настоящей статье дается анализ народных песен ойратов и калмыков, а также излагается целостная картина истории их записи, сбора и публикации в России и европейских странах в XIX‒XX вв.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

567-573 52
Аннотация

Введение. В становлении современной литературы ойратов Синьцзяна заметную роль сыграли газеты и журналы, на страницах которых публиковались произведения первых национальных литераторов. Первые попытки ойратов Синьцзяна наладить издание национальной газеты «Илийн күүндәнә келнә соньн» (‘Газета на языке илийских [ойратов]’) относятся к 1910 г. Однако периодическое и массовое издание газет начинается лишь в 1940-е гг. С 1954 г. начинает издаваться журнал «Урн зокал» (‘Художественная литература’), который в наши дни известен под названием «Ѳрийн цолмн» (‘Утренняя звезда’). Цель данной статьи — показать роль журнала «Өрийн цолмн» (‘Утренняя звезда’) в становлении и развитии современной литературы ойратов Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Результаты. Основная деятельность журнала «Өрийн цолмн» (‘Утренняя звезда’) была связана не только с публикацией произведений национальных литераторов ойратов Синьцзяна, но и с организацией самого литературного процесса. Для ознакомления и освоения художественного языка молодыми писателями на страницах журнала публиковались наиболее известные фольклорные произведения и образцы произведений старописьменной ойратской литературы. Редакция журнала регулярно устраивала для них обучающие летние школы и творческие конкурсы. Благодаря этому процессу зародилась традиция проведения литературоведческих конференций, посвященных выходу книги того или иного писателя, которая сохранилась до наших дней. На таком мероприятии происходит не столько презентация книги, сколько ее конструктивное обсуждение. Со временем из журнала «Өрийн цолмн» (‘Утренняя звезда’) выделился другой журнал «Кел ба орчулhа» (‘Язык и перевод’). В ряду других монголоязычных газет и журналов, издающихся в Синьцзяне, журнал «Өрийн цолмн» (‘Утренняя звезда’) и сегодня остается одним из самых массовых и влиятельных изданий.

РЕЦЕНЗИЯ

574-580 50
Аннотация

Кузьмин С. Л. Рец.: Ванчикова Ц. П. Буддизм в Монголии: история, духовенство, монастыри. Иркутск: Оттиск, 2019. 292 с. // Монголоведение. 2020. Т. 12. № 3. С. 573–579. DOI: 10.22162/2500-1523-2020-3-574-580

 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 License.